tomaovsjnka - Поэт Игорь Васильевич Северянин (1887 - 1941)
Обзор интернета, оригинал этой страницы:
http://tomaovsjnka.livejournal.com/90429.html
Дата добавления: 21.08.2013
Администрация сайта никак не связана с авторами этой страницы и не несёт ответственности за её содержимое.

  Игорь-Игорь"" делало псевдоним близким к "царственным" именам и означало место особенной любви ( как приложение "Сибиряк" в псевдониме Мамин). Но традиция писать "Северянин" как фамилию закрепилась так же, как традиция толковать поэта односторонне по его "экстазным" стихам...

  Игорь- (Игорь Когда брак распался, мальчик остался с отцом в г.Череповце, в ту пору относившемся к Новгородской губернии.

 

  Образование будущий поэт получил в Череповецком реальном училище. Здесь, в северных лесах и на берегах северных рек"Лесофея"), отсюда и псевдоним поэта - Северянин". Много лет спустя, уже в эмиграции, он с ностальгией воскрешал места своего детства: "О Суда! Голубая Суда! Ты внучка Волги! Дочь Шексны! Как я хочу тебя отсюда!" ("Роса оранжевого часа").

  волосами. Игорь в кармане. Но при этом крайне уверенный в себе, ничуть не сомневающийся, что совсем скоро будет богат и известен... Писать стихи Игорь начал рано, начало творческого пути

 

  «Интуитивные краски» (его«Вонзите штопор в упругость пробки / И взоры женщин не будут робки»). «С легкой руки Толстого меня стали бранить все, кому не было лень. Журналы стали охотно печатать мои стихи, устроители благотворительных вечеров усиленно приглашали принять в них участие».

  "двусмысленную "), славу поэт получил в начале 1910-х, провозгласив новую поэтическую школу "эгофутуризма". Школа уже через год, обнаружив свою химерическую сущность, распалась, а Северянин"недвусмысленный талант") выходом в свет первой полновесной книги стихов "Громокипящий кубок" (1913), доброжелательно отмеченный лучшими поэтами Серебряного века: Сологубом, Гумилевым, Блоком.

 

  сознательно культивировал свой образ изысканного поэта-кумира. Он появлялся на поэтических вечерах с орихедеей в петлице, называл свои стихи «поэзами», читал в напевном ритме, отвечавшем их ярко выраженной музыкальности. «Поэт и его слава» – эта тема заняла важное место в творчестве Северянина. Ему принадлежат знаменитые строки: «Я, гений Игорь , / Своей победой упоен: / Я повсеградно оэкранен! / Я повсесердно утвержден!» Однако лирический герой поэз Северянина существенно отличался от самого поэта. Его близкий друг Шенгели вспоминал: «ИгорьИгорь каждого видел насквозь, непостижимым чутьем, толстовской хваткой проникал в душу, и всегда чувствовал себя умнее собеседника...». утверждал право поэта быть аполитичным и писать так, как ему свойственно, вне зависимости от общественных событий.

 Северянин, во 2-м ряду слева - Баян, справа - Богомолов. Фотография, 1913

Ан. Чеботаревская, Вадим Баян, Ф. Сологуб, Б. Д. Богомолов и Игорь Северянин

  В разгар Первой мировой войны Северянин  (1915), образный строй которого соответствовал названию."Громокипящий кубок" так и остался жемчужиной его поэтического наследия. Здесь произошло то слияние двух стихий, которые создали его неповторимый стиль, самим поэтом определенный формулой - "иронизирующее дитя". Его лирический герой живет в двух ипостасях: дерзкий ироник, то ли стилизующий, то ли пародирующий салонную поэзию, и бесхитростный лирик ("как день весны"), чья душа безудержно "влечется в примитив". В последующие годы он выпустил еще пять книг. Много разъезжал по стране с "поэзоконцертами".

  

  Игорь-Северянин был избран "королем поэтов". Вторым был признан Маяковский, третьим Каменский. В том же году поэт оказался в эмиграции, отрезанный от Родины новой государственной границей Эстонии, там они с матерью давно и регулярно снимали дачу в небольшом рыбацком поселке Тойла. Здесь Игорь- прожил 16 лет. За ней  был как за каменной стеной, она оберегала его от всех житейских проблем, а иногда и спасала. Перед смертью "Поэзу голубого вечера" и "Поэзу счастья".
 

"Когда тебя я к сердцу прижимаю, 
И твоего капота тлеет тюль, 
 
"

  Северянин"Медальоны" и "Классические розы". Не прекращал концертной деятельности, разъезжая вместе с супругой-поэтессой по Европе. Переводил эстонских поэтов. Освоил крупные жанры - лирической поэмы и "романа в строфах". В 1922-1923 явились в свет три автобиографические ("безвыкрутасные") поэмы: "Падучая стремнина", "Колокола собора чувств", "Роса оранжевого часа". В них с новой силой выразил любовь к стране детства - новгородскому Северу, "одебренные сны" которого остались главным содержанием его задушевной лирики."я не эмигрант. И не беженец. Я просто дачник. С 1918 года". В "Наболевшем" уточнил: "Нет, я не беженец и я не эмигрант, - Тебе, родительница, русский мой талант".

 

  В природе он более всего любил лес и воду, особенно воду. Реки, ручьи, фиорды, озера, моря всегда возбуждали его воображение. "На реке форелевой", "Поэза северного озера", "Вода примиряющая", "Стихи о реках", "Норвежские фиорды", "Я к морю сбегаю" - десятки стихов Северянина варьируют тему "примиряющей воды". Вечно бегущая вдаль синяя лента стала в его образном мире нитью, связывающей его со страной детства. Слияние рек, бегущих по разным странам и не признающих государственных границ, стало залогом воссоединения с утраченной землей: "Я снова вижу реки русские - Нелазу, Суду и Шексну: И брови хмурые, суровые Вдруг проясняются, когда Поймешь: Россонь слита с Наровою, И всюду - русская вода!". В стихотворении "Таймень" эта тема слияния и единения выражена особенно сильно.

  Игорь

 

Все тщета, все тусклость, все обман.

Я спускаюсь к лодке, зябко ёжась,

Чтобы кануть вместе с ней в туман...

"В туманный день"

   Материальные затруднения не позволили новой семье жить в столице, и они кочевали: Нарва, Венскюла, Усть-Нарва. Здесь застало их установление советской власти в Эстонии и начало Великой Отечественной войны. В 1940 поэт признавался, что "издателей на настоящие стихи теперь нет. Нет на них и читателя. Я пишу стихи, не записывая их, и почти всегда забываю".

  Северянин умер 20 декабря 1941 в оккупированном немцами Таллинне. Похоронен там на Александро-Невском кладбище. На памятнике помещены его строки:

Как хороши, как свежи будут розы,

  "Ручейковая" и ласковая лирика Северянина, посвященная родной земле ныне возрождается, отличаясь и от ироничных "поэз" юности, и от саморекламных футуристических стихов. Пусть поэт в своей новой посмертной жизни на Родине не столько "эпатирует" презренного и бескрылого обывателя, как во времена юности, сколько напоминает людям о самом дорогом чуде - родной земле:

О России петь - что тоску забыть,

".

, "поэт с открытой душой", как назвал его Блок в десятых годах ХХ столетия.

© 2000- NIV